Миссия Валеры

Зомби-апокалипсис случился в точности так, как его показывали в фильмах и описывали в книжках. Современники сразу его узнали. Зомби жрали людей, кого не доедали сразу до косточек, те сами становились зомби. Нормальных людей оставалось все меньше. На армию и полицию рассчитывать стало нельзя: половина сами пошли в зомби, остальные попрятались и выходили на улицу лишь за едой и чтобы встретиться со своими — узнать, кто еще остался нормальным, помянуть павших товарищей, обсудить, не стоит ли и им прекратить сопротивление и примкнуть к побеждающей стороне.

Когда люди уже отчаялись и приготовились тихо дожидаться конца, боясь уже не за себя, а за своих детей, появилась надежда. Молодой парень по имени Валера, простой, никогда ничем не блиставший ни в школе, ни в техникуме, но неплохо развитый физически, поднял знамя сопротивления.

Это произошло с ним случайно. Как и большинство судьбоносных и великих исторических событий.

Однажды утром, как обычно, Валера пошел на работу. У него была работа, как и у большинства других людей в то время. Конечно, работы было мало, ведь это апокалипсис, смерть и распад государственных институтов. Но и людей оставалось все меньше, так что работы как раз хватало на всех.

Валера работал в магазине. Это был маленький магазин, размещавшийся в большом помещении бывшего торгово-развлекательного центра. Развлечения закончились сразу в день начала апокалипсиса, торговля протянула дольше. Дольше всех продержался продовольственный супермаркет. Полки его с каждым днем пустели, кассы закрывались, место последнего кассира занял бывший владелец ломбарда — только он сумел правильно установить цену на консервы в единственных конвертируемых валютах: золотых украшениях и патронах. Предприимчивость и умение владеть оружием в замкнутых пространствах позволили бывшему ломбардщику стать директором и владельцем супермаркета и начальником Валеры. Руководителем жестким и требовательным, но не зверствующим без необходимости.

Валера, выполнял почти всю работу в магазине, начиная с погрузочно-разгрузочных работ, и заканчивая консультированием покупателей. Он дорожил своим местом. Ведь только работая в продовольственном можно всегда быть уверенным, что дома на любой праздник на столе для тебя и твоей мамы будет редкая консерва, а в обычный день — кусок хлеба и пакетик чая.

Конечно, дело было не только в доступе к еде. Магазин был ближайшим к валериному дому местом работы. А быстрая и безопасная дорога, когда ходить по ней нужно ежедневно, а на улицах то и дело попадаются зомби-шатуны, очень важна. К тому же, в том же магазине работал охранником дядя Коля — сосед Валеры, бывший полицейский. До апокалипсиса дядя Коля крышевал ломбард своего нынешнего работодателя, теперь все немного изменилось, но дядю Колю это вполне устраивало. Ходить на работу и с работы утром и вечером с вооруженным автоматом дядей Колей было почти совсем не страшно, поэтому у Валеры практически не было причин для мыслей об увольнении.

Дядя Коля работал только днем, его задачей было отстреливать приблудных зомби. На ночь магазин наглухо закрывался броне-роллетами и щитами толстой ДСП, а внутри запирался вооруженный до зубов хозяин. Он никогда не выходил из магазина. Тупых зомби можно было не бояться — они бы никогда не додумались, как пролезть внутрь, а вот люди неоднократно пытались вломиться и разграбить единственный на несколько десятков километров склад продовольствия и оружия. Хозяин был безжалостен к мародерам. Не потому что он был бессердечен и не сочувствовал голодным (хотя, и это тоже), а в первую очередь потому что знал, что людей надо бояться больше зомби, и люди без вариантов будут безжалостны к нему, если он даст им шанс.

Пока шансов он не давал, и часто по утрам Валере приходилось собирать уже остывшие трупы и сжигать их в мусорном контейнере, пока кровь не унюхали зомби.

Кстати, не все зомби были опасны и кровожадны. Укушенные превращались в зомби далеко не сразу. Некоторым довольно долго удавалось до последнего сохранять остатки человечности, хотя внешние метаморфозы становились заметны сразу и усугублялись с каждым днем. Одна постоянная клиентка в течение двух месяцев после укуса продолжала приходить в магазин и менять свои драгоценности на хлеб. А потом просто перестала появляться. Может совсем зомбировалась, а может ее убили охотники.

Поначалу дядя Коля отстреливал каждого клиента, который хоть немного проявлялся как зомби. Поэтому все в магазине думали, что зомбификация — процесс мгновенный и тотальный. Но потом клиентов стало меньше, и хозяину и дяде Коле пришлось пересмотреть политику магазина. После фейс-контроля и нескольких проверочных ментовских вопросов дядя Коля пускал некоторых укушенных внутрь. Пока не было ни одного случая, чтобы у укушенного срывало прямо в магазине и он начинал бросаться на персонал или покупателей. Но на всякий случай за каждым укушенным всегда ходил сопровождающий с обрезом.

В один из дней, когда таким сопровождающим выпало ходить Валере, случилось то, что позже люди стали называть «предчувствие Валеры». Укушенных в магазине не было, и Валера с дядей Колей сидели возле входа на пустовавших больше года ящиках из под бутылочного пива, курили и спокойно беседовали. Автомат дяди Коли стоял прислоненным к стене за его спиной, обрез Валера положил себе на колени.

Дядя Коля рассказывал о своей работе в полиции. Большинство таких историй Валере были давно известны, но он никогда не прерывал дядю Колю — рассказывать тому было больше нечего, а Валера не хотел неловких пауз. Рассказывать что-то более взрослому и опытному собеседнику он стеснялся, боясь что тому будет неинтересно. Сам дядя Коля тоже понимал, что все эти полицейские истории Валера уже много раз слышал, но о чем еще говорить он не знал, а просто сидеть в тишине ему не хотелось. Он старался, как мог, изменить свой рассказ, сделать его более интересным. Но все вставки и отступления он уже множество раз использовал, так что рассказ каждый раз получался почти дословным повторением.

Вдруг из-за угла со стороны промзоны раздались выстрелы, послышался лай собак. Дядя Коля суетливо потянулся за автоматом, не глядя нащупывая его за спиной. Валера весь сжался и стиснул обрез обеими руками. Почему-то обрез оказался развернут стволом к Валере. Он не сразу понял, что с обрезом что-то не так, и пока решал, что с ним делать, услышал, как дядя Коля заорал ему прямо в ухо: «Валерик, давай внутрь!»

Они побежали к входу в магазин. Он был совсем близко — не больше десятка метров, по когда они добежали, бронероллета уже почти опустилась до самой земли. Хозяин увидел приближающуюся опасность на уличных камерах и включил привод опускания роллеты не дожидаясь возвращения Валеры и дяди Коли.

Крича «сука, открой!» дядя Коля попытался поднять роллету руками, но она была слишком тяжелой. Когда между нижним краем роллеты и бетонным полом осталось всего сантиметров пять, дядя Коля засунул между ними автомат и стал пытаться поднять роллету, используя автомат, как рычаг. Но роллета придавила автомат к полу, будто дядя Коля и не пытался его удержать. «Сука…», — сказал дядя Коля.

Как раз в этот момент из-за угла показались зомби. Их была целая толпа — штук двадцать. Часть побежала через парковку к давно брошенной фуре, надеясь спрятаться за ней. Но их быстро отрезали от нее гончие, лая и кусая за ноги и срывая с их серых тел последние лохмотья. Развернувшись, группа побежала вслед за остальными к магазину.

Зомби бежали вдоль стены, то и дело бросаясь со всей силы в намертво замурованные проемы старых входов, отскакивали, как мячики, падали, тут же поднимались и бежали дальше к следующему замурованному проему. Все ближе к Валере и дяде Коле, который, глядя на приближающихся зомби, безуспешно пытался за ремень вытянуть автомат из под роллеты.

За толпой зомби теперь можно было увидеть охотников. Их было двое: мужчина и женщина. У мужчины были длинные растрепанные волосы, болтающиеся во время бега из стороны в сторону при каждом его прыжке. В руках он держал топор, который с размаху погружал в головы упавших зомби, отставших, или тех, кого удалось схватить собакам. Издалека нельзя было рассмотреть его лицо, но Валере оно показалось серым, как у зомби. Женщина бежала рядом и периодически стреляла вслед зомби, отчего некоторые падали и тоже попадали под топор.

«Пиздец», — успел произнести дядя Коля, когда первый добежавший до входа зомби сбил его с ног. Зомби со всего разбега врезался в броне-роллету, упруго отскочил от нее и повалился на дядю Колю. Матерясь, дядя Коля попытался оттолкнуть его от себя, но тот сам встал так быстро, что Валера удивился, и снова бросился в роллету. Роллета спружинила и вновь отбросила его на дядю Колю. На этот раз дядя Коля не успел его оттолкнуть — несколько подбежавших зомби споткнулись о барахтавшихся на земле дядю Колю и первого зомби и навалились сверху.

«Сука, не кусай!» — закричал из кучи зомботел дядя Коля. Валера, по-прежнему державший свой обрез руками за ствол, принялся обрубком приклада, как дубиной, лупить по торчащим из кучи головам и плечам зомби. Он не кричал, не говорил не слова, просто бил со всего размаха туда, где видел выступающую серую плоть.

Его приклад опустился на очередной серый череп, высунувшийся из кучи, очевидно не причинив заметного вреда — все что смог заметить Валера, был содранный деревом кусок серого скальпа с редкими волосами, из под которого не выступило ни капли крови. Голова даже не повернулась в сторону Валеры, а сразу погрузилась обратно в пучину локтей, коленей и задниц. От многочисленных бесполезных ударов силы начали покидать Валеру. Страх и яростное желание спасти дядю Колю, подпитывавшие его, сменились апатией, и руки с обрезом против его воли опустились. В этот момент на очередной серый череп из-за валериной спины невидимая ему рука опустила топор. Железо с треском погрузилось внутрь головы, на мгновение застряло между раздробленных костей, и взлетело, чтобы сразу нырнуть в следующий череп.

Валера обернулся и увидел охотника. Вблизи он выглядел очень странно. Его кожа была почти такой же серой, как у зомби, но волосы были густыми и ухоженными. В отличие от зомби охотник, нанося удары топором, не хрипел, а ухал, как лесоруб, иногда проговаривая сквозь зубы односложные сдавленные ругательства «бля», «еба», «нах». Нанеся один из ударов мимо Валеры он повернул к нему свое серое лицо и рявкнул: «в сторону, сученок! зашибу нахуй!» и тут же отвернулся, даже не посмотрев, последовал ли Валера его совету. За это мгновение Валера успел рассмотреть его лицо. Оно было жестким, будто из серого камня. Ничего человеческого в нем не осталось. Лицо было страшным, но не отвратительным. Как будто когда-то давно в нем была какая-то красота и доброта, которые теперь исчезли, оставив лишь намек на человеческие черты.

Тела в куче перестали шевелиться. Из под них доносилось только сдавленное дыхание дяди Коли. Валера бросился растаскивать неподвижных зомби, спеша освободить дядю Колю, пока тот не задохнулся. Наконец, ему удалось откопать сначала руку, потом плечо, и в конце концов голову. Освободившись, дядя Коля принялся выхватывать ртом воздух, стараясь отдышаться. На его лице и шее были кровоточащие следы укусов.

Пока Валера помогал дяде Коле выбраться из кучи тел, охотник молча рассматривал укусы, не опуская топор. Когда дядя Коля встал на ноги, отряхнулся бормоча ругательства, а Валера отвернулся чтобы подобрать обрез, охотник взмахнул топором и ударил им дядю Колю. Дядя Коля отшатнулся, так что удар железа пришелся не по голове, куда метил охотник, а по плечу и вскользь. Лезвие топора распороло рукав куртки и кожу под ней. Дядя Коля схватился за плечо, отскочил к стене и заорал «какого хуя?!» Охотник сразу же поднял топор для следующего удара. Стена супермаркета, в которую уперся спиной дядя Коля, больше не давала ему шансов отступить или увернуться. Он просто стоял, держась за раненное плечо, вполоборота, кричал «не надо!» и с ужасом смотрел на занесенный топор.

Падающее железо остановил ствол обреза, который Валера подставил под топор, нырнув между охотником и дядей Колей. Охотник, не сразу поняв, что произошло, мгновение смотрел на обрез, о который зацепился его топор, потом опустил глаза на держащего его Валеру, и его лицо преобразилось.

Из бессмысленного лица полузомби оно превратилось в свирепую звериную морду. Такую же, как у собак из охотничьей своры, которые в это время бегали вокруг и трепали еще шевелящихся зомби, лежащих на земле. Как и собаки, охотник зарычал, тараща на Валеру глаза. Он резко, так что Валера даже не заметил, ударил его ногой в грудь, от чего Валера вылетел из под топора и ударился о стену. Следующим движением, не сводя с Валеры выпученных глаз, охотник размозжил череп дяди Коли. Тот без звука сполз по стене на землю, а охотник, рыча и скаля зубы, пошел на Валеру. «Щенок, куда ты лезешь,» — вперемешку с рычанием вылилось из его серой пасти. Подойдя вплотную, охотник круговым движением через спину взмахнул топором, так, что траектория топора должна была пройти точно через валерину голову. Валера успел поднять продолжавшие сжимать обрез руки и остановил им топор, однако удар был такой силы, что локти Валеры подогнулись, и сталь остановилась всего в паре сантиметров от валериного лба. На этот раз охотник не удивился, а продолжал давить на топор всем своим весом, от чего локти Валеры стали сгибаться еще больше. Чтобы как-то отдалиться от топора, ему пришлось присесть, но так охотнику стало еще проще давить сверху. Охотник придавил Валеру к земле. Окровавленное лезвие коснулось лба.

Тонкие пальцы дотронулись до щеки охотника, и его звериный оскал стянулся в почти нормальный человеческий рот. Женщина-охотник погладила серую щеку, и прошептала ему что-то на ухо. Охотник прикрыл глаза, секунду постоял неподвижно, убрал топор от валериного лба и пошел по направлению к куче зомботел, подзывая к себе свистом собак.

Женщина охотник осмотрела лоб Валеры, достала из сумки на поясе пузырек, намочила из него какую-то нечистую тряпицу и вытерла тряпицей лоб. Валера почувствовал запах спирта.

«Кожа цела, тебе повезло. Могло бы быть заражение», — сказала она резко. «Не надо было ему мешать».

«Он убил дядю Колю», — сказал Валера.

«Его укусили. Он был все. А ты еще нормально. Вот если бы топор повредил кожу, тебя бы пришлось тоже».

Женщина спрятала пузырек в сумку. Щелкнула предохранителем пистолета, который все это время был у нее наготове, и засунула его в кобуру на груди.

«Будь осторожен», — сказала она Валере через плечо, уходя вслед за охотником.

Валера остался сидеть, оперевшись спиной на стену. Тела лежали неподвижно. Через несколько минут броне-роллета с лязгом начала подниматься.

* * *

Вечером, когда Валера уже совсем пришел в себя, хозяин магазина предложил ему стать охранником вместо дяди Коли. Как он сказал, «начальником охраны», хотя других охранников в магазине не было. Валера согласился. Ему достался дядиколин автомат, только хозяин сказал, что Валере нужно научиться стрелять из него, а не использовать в качестве дубины, как было с обрезом. Валера пообещал, что первое время будет специально отстреливать из автомата каждого зомби, приближающегося к магазину. Пока не привыкнет.

Где-то через неделю Валера совсем освоился с автоматом, и хозяин магазина велел ему больше не отстреливать зомби, которые приходят за покупками. Все таки, торговля страдала. Валера воспринял это с облегчением. Во-первых, ему не доставляло большого удовольствия стрелять в почти живых людей. Во-вторых, убирать тела, в основном, приходилось ему самому, а это было неприятно.

Еще через пару недель с магазин пришла женщина-охотник. Она сразу подошла к Валере и предложила ему выйти на улицу — поговорить.

Сказала, что несколько раз проезжала мимо и видела, как Валера стреляет из автомата по зомби. Спросила, не хотел бы он тоже стать охотником, работать с ней и ее напарником?

Валера спросил, это какая-то работа? За счет нее можно прожить? Ведь в магазине он получал еду для себя и своей матери. Женщина-охотник ответила, что это не совсем работа, скорее стиль жизни, призвание. Делать мир чище. Спасать человечество от заразы. Но прожить, занимаясь этим вполне можно. И точно не хуже, чем сейчас живет Валера.

«Почему именно я?» — спросил тогда Валера. «Потому что ты тогда не испугался. И умеешь стрелять. Потому что ты нам подходишь», — ответила женщина-охотник.

Вечером Валера согласился. На следующий день он оставил хозяину магазина автомат, и уехал на ожидавшем его джипе-ранглере.

* * *

Охотники были мужем и женой. Ее звали Лолитой, его — Артуром. Но последнее время он почти перестал откликаться на свое имя. Только на ее прикосновения и голос. Она думала, что дело больше не в прикосновениях, а в запахе. У зомби хорошо с обонянием.

Его укусили уже очень давно, еще когда все это только началось. Укусил их сын-подросток. Он заболел сразу, как и большинство. Им пришлось его убить. Артур не смог сделать это один, Лолита помогла ему. После этого они решили стать охотниками.

Странно, что он протянул так долго, но даже он последнее время стал сильно сдавать. Периоды невменяемости становились все дольше и наступали чаще. Она еще могла вернуть его обратно, но они оба понимали, что так будет не всегда. Справиться с ним в одиночку она бы не смогла, поэтому они вместе решили, что им нужен кто-то третий, кто сможет ей помочь, или сделает все сам. Так Лолита пришла к Валере.

Дело было не только в том, что Валера умел стрелять и не боялся зомби. Еще он был молод и довольно симпатичен. Хоть Лолита и продолжала нежно любить мужа, она была еще не стара, и понимала, что с его смертью ее жизнь не закончится. Ей по-прежнему будет нужен помощник, и, наверное, любовник. Валера ей понравился.

За две недели, пока Лолита присматривалась к Валере у магазина, она ни разу не видела рядом с ним молодых девиц. То есть молодые девицы выходили к нему на улицу курить, но ничего, кроме обычных разговоров между ними и Валерой не случалось. Домой он тоже всегда ходил один, а по вечерам из дома никуда ни с кем не ходил. Лолита решила, что женщины у него нет, а при его возрасте, вероятно, никогда и не было. Лолита оставалась еще достаточно привлекательной для своих лет, так что она вполне смогла бы стать для Валеры первой, а это бы все облегчило. Это было еще одним плюсом в валерину пользу.

Артур и Лолита жили в роскошном пентхаусе в центре города. Валеру они поселили в квартире этажом ниже. Лолите было удобно заходить к нему время от времени, помогая обвыкнуться на новом месте.

Пентхаус не был их собственностью. Раньше он принадлежал каким-то зомби. Как и новая квартира Валеры, и большинство других в доме. И не только в этом доме. Они поселились в пентхаусе потому что Лолиту всегда тянуло к роскоши, и теперь у нее появились возможности окружить себя ей.

Вообще, демографическая ситуация давала много возможностей: лучшее жилье, лучшие машины, лучшая одежда и украшения. На охоту и по городу они ездили в основном на неприметном джипе, но на подземной парковке под домом стояло несколько дорогих машин, которые не были больше нужны прежним владельцам.

Валера не видел ничего плохого в таком свободном отношении к чужой собственности. Зомби не нуждаются ни в машинах, ни в квартирах, ни в драгоценностях. Однако сам он всегда отказывался, когда ему предлагали новые мотоциклы или новую одежду. Только иногда он брал кое-что по мелочи, чтобы порадовать маму, но ничего лично для себя. Ему было комфортней в его старой куртке, которую выдал еще хозяин супермаркета.

Иногда у Лолиты с Артуром возникали конфликты из-за ценностей с другими охотниками. Чаще — с мародерами — людьми, занимающимися поисками бесхозного добра, или вещей, которыми еще продолжали владеть зомби. Охотники относились к таким относились с презрением. Между собой охотники обычно договаривалась. Мародеров убивали и забирали все ценное, что у них было. Лолита говорила, что мародеры грабят не только зомби, но и людей. Хотя так же иногда поступали и охотники.

Вместе с Артуром и Лолитой Валера регулярно выезжал на охоту. Они загружались в джип, Лолита за рулем, Артур на переднем пассажирском, Валера на заднем сидении, где лежало оружие. В багажнике ехали собаки.

Обычно охотники находили какого-нибудь зомби, бродящего по городу, и выслеживали его жилище. Зомби редко обитали по одному. В основном, они жили семьями, как и пока были людьми. Первый укушенный член такой семьи заражал остальных, и они продолжали держаться вместе, ухаживая за самыми невменяемыми. Те, кто еще продолжали что-то понимать, ходили в город за едой. Они как-то продолжали общаться между собой. Валера несколько раз видел, пока охотники следили за такими семьями, как зомби касаются друг друга с каким-то подобием нежности. Так же Лолита трогала Артура за лицо, чтобы унять его припадок. И что-то урчали друг другу.

Выследив такую стаю зомби, охотники убивали всех. Если в жилище было что-то ценное — забирали. Иногда в таких семьях были и здоровые дети. Никогда старше лет пяти. Зараженные родители почему-то не трогали их, а продолжали заботиться. Таких детей передавали в спецприемники.

Лолита всегда плакала, отдавая таких детей в приют. Говорила, что когда-нибудь она решится, и заберет одного себе. А может быть и всех заберет, перестанет отдавать их в приют и будет растить как собственных детей.

Вопреки ожиданиям Лолиты, Артуру не становилось хуже. Он вел себя также, как и в момент первой встречи с Валерой. Шли месяцы, он продолжал охотиться вместе со всеми. Они с Лолитой продолжали быть близки, но не физически — половая функция у зомби всегда угнетена, но даже если бы Артур и был способен на секс, риск заражения был бы слишком велик даже с контрацепцией. Лолите было все тяжелей переносить длительное воздержание и это было хорошо заметно со стороны. Похоже, это замечал и Артур.

Однажды вечером Лолита спустилась из пентхауса в квартиру к Валере с бутылкой виски. Сначала Валера не хотел пить, во-первых потому что раньше пил всего один раз, еще с дядей Колей, и ему не понравилось. Во-вторых, потому что примерно понимал, зачем Лолита пришла к нему с выпивкой. Не то, чтобы Лолита не казалась ему привлекательной. Кроме неуверенности девственника его еще очень беспокоил Артур, оставшийся где-то в пентхаусе. Неизвестно, не решит ли он вдруг тоже спуститься поискать свою жену.

Лолита, как будто прочитав его мысли, сказал, что Артур не появится. Она протянула Валере стакан с виски и сказала, что ей нужно просто немного человеческого общения. Ничего такого. Потом она рассказала, что чувствует, когда видит в стаях зомби тех маленьких детей. И выпила. Валера тоже. Потом она рассказала, что чувствует, когда отдает детей в приют. Заплакала и выпила. Валера тоже выпил. Потом Лолита рассказала про своего сына. Валера не знал подробностей той истории, поэтому слушал очень внимательно. Лолита больше не плакала, просто рассказывала и пила. Когда она закончила, они оба какое-то время молчали. Потом Лолита налила себе и Валере виски, отпила немного, потом положила ему ладонь на внутреннюю сторону бедра, почти у самого паха, улыбнулась и спросила: «ну, а у тебя, малыш, как дела?» Валера залпом допил свой стакан.

Когда на следующий день они поехали на охоту, все было как обычно. Только Валере показалось, что Артур упорно избегает смотреть в его сторону. На следующей охоте было то же самое, хотя Лолита продолжала вести себя, как и прежде. Но как и прежде уже не было.

Лолита стала регулярно спускаться в валерину квартиру. Сначала раз в неделю, потом каждые три дня, потом через день. Потом каждый день. Поначалу Валеру тяготили ежедневные визиты. Ему казалось, что это как-то ущемляет его свободу, ведь Лолита никогда не спрашивала разрешения прийти. Но когда однажды, во время месячных, она не появилась, он серьезно заволновался. Всю ночь ему в голову лезли разные мысли: о том, что Лолита решила все прекратить, о том, что Артур решил все это прекратить, о том, что с ней что-то случилось.

Уже под утро он не выдержал и поднялся к ее двери. Он не решался постучать, долго прислушиваясь к звукам внутри. Сначала была полная тишина, но потом он услышал ее голос, она что-то говорила Артуру. Не отчетливо, но по интонации Валера понял, что это обычный утренний разговор. С ней все было в порядке.

Охота прошла как обычно, а вечером, несмотря на продолжавшиеся месячные, она опять пришла к нему. Все стало хорошо.

* * *

Изо дня в день они охотились втроем. По ночам Валера и Лолита любили друг друга. Артура Валера старался не замечать, как и Артур делал вид, что Валеры не существует. Валера ждал, что Лолита перестанет жить с Артуром в пентхаусе, и насовсем переедет в его маленькую квартирку.

Но Лолита не переезжала. Каждый вечер она приходила к Валере, и каждое утро она возвращалась к Артуру.

Скоро Валера смирился с таким положением вещей. То есть, не совсем смирился. Он то и дело просил Лолиту остаться у него до самого выезда на охоту, или после охоты заманивал ее под разными выдуманными предлогами к себе в квартиру, чтобы она не поднималась в пентхаус. Пару раз он даже пытался поскандалить, но она каждый раз с мягкой улыбкой успокаивала его и уходила. Но наедине с самим собой он уже перестал думать о том, как все изменить, перестал строить планы, в которых Лолита была бы только с ним. Его жизнь стабилизировалась в таком виде, в каком сложились формирующие ее обстоятельства. И Валера был спокоен.

Однажды они, как обычно, поехали на охоту. Все было как всегда. Лолита была за рулем, Артур на переднем сидении справа смотрел в окно. Теперь в машине он всегда сидел неподвижно, отвернувшись в свое окно. Валера на заднем сидении с оружием, а за ним спали собаки. Бегать им нужно было все меньше, они обленились, растолстели и в машине постоянно спали.

День был солнечный и теплый, и Валера опустил задние стекла. Город был чист и малолюден. Ни одного зомби не было.

Они сделали несколько кругов вокруг кварталов, где обычно всегда можно было найти пару зомби, заезжали во дворы, но ни одного не нашли. Лолита предложила поехать в другой район, где работали другие охотники. Не столько чтобы поохотиться на чужой территории, сколько посмотреть, как обстоят дела в остальном городе.

Когда они в очередной раз проезжали через свои кварталы, Валере показалось, что он что-то увидел. Он не сразу понял, что это было, поэтому ничего не сказал остальным. Но чем дольше он ехал и всматривался, тем более очевидным для него это становилось.

В витринах магазинов и за окнами офисов он видел серые лица. Зомби стояли за прилавками, сидели за столами, или ходили по помещениям своими плетущимися походками. Вместе с ними в помещениях работали обычные здоровые люди, и некоторые общались с зомби, как будто это были их обычные коллеги.

В кафе несколько зомби стояли около окна и смотрели через него на проезжающий джип охотников. Когда машина проехала, Валера обернулся и увидел, как зомби вышли из кафе, посмотрели вслед джипу и разошлись каждый в своем направлении. За ними вышла официантка, осмотрелась и побежала за одним из зомби. Когда она догнала его, Валера ожидал, что она воткнет ему в спину нож, или ударит молотком по затылку. Но она просто окликнула его, а когда он обернулся, достала из кармана передника и отдала ему лист бумаги. Зомби посмотрел на листок, постучал себя рукой по животу, достал что-то из кармана и отдал официантке. Та взяла, кивнула и побежала обратно в кафе.

В других районах города они тоже не нашли зомби на улицах. Охотники, с которыми удалось встретиться, говорили, что охоты последнее время не стало совсем. Вылавливают по одному или ищут по норам, где обычно прячутся, но и там оказываются в основном только на самой последней стадии, у которых уже не остается никакой собственности. Есть еще нормальные зомби, с которыми можно что-то делать, но они работают на людей: поломоями, грузчиками, еще разным кем — и люди не разрешают их трогать. Можно, конечно, наплевать и потрогать, но таких зомби не много и живут они среди людей, так что выловить их на улице можно, но если к ним домой прийти чтобы что-то взять — конфликтов не избежать.

Короче что-то надо делать, а что — непонятно. То ли искать новые территории, то ли захватывать чужие районы, то ли начинать ловить еще здоровых людей, у которых есть подозрительные признаки. Охотники кивали на Артура и смеялись: «Вот у этого есть подозрительные признаки. Где его нора мы знаем». Они посмеялись все вместе, и Лолита, Артур и Валера поехали обратно в свой район.

На обратном пути Лолита была задумчива, а когда они приехали домой, она сказала Валере поднять наверх из джипа все оружие. Она также закрыла на замок все промежуточные двери на лестницах, чего раньше никогда не делала.

На следующий день решили не охотиться, и Валера сказал Лолите, что сходит навестить мать. Лолита не возражала.

По дороге к матери Валера зашел в магазин, где раньше работал. Хозяин ему обрадовался, спросил, не хочет ли он вернуться на работу. Валера ответил, в шутку, что может и вернется, но хозяин не очень смеялся, а только улыбнулся и сказал: «Ну давай, а то у меня на кассе сидеть некому».

Охранник в магазине был, но это был совсем еще молодой мальчишка, который при Валере работал младшим помощником грузчика. Валера даже не помнил его имени, но он Валеру помнил хорошо и сразу пристал к нему с расспросами и сам начал подробно рассказывать, как у них теперь что чего.

Рассказал, что зомби, которые теперь работают на складе и уборщиками, вполне нормальные зомби. Говорят мало, не воруют, никого не кусают, работают хорошо. Валера спросил, не нужен ли за ними присмотр? Вдруг у них обострение или переход на следующую стадию и начнут бросаться на людей? Присмотр не нужен. Это какие-то новые зомби, которые давно болеют, но без обострений. Они даже не заразные, если их кровь попадёт в кровь человека. Так говорят, по крайней мере. Но зомби сами следят друг за другом. Если что-то заметят — сами такого хватают и волокут куда-то в свою больницу. У них свои больницы, они там держат тех, кто становится опасен для людей. Чего-то их там исследуют или пытаются лечить — неизвестно, но опасных зомби теперь не стало.

Говорят, эти которые неопасные, даже как-то между собой размножаются. И говорят что у них дети рождаются иногда совсем здоровыми с виду. Чего дальше будет пока непонятно, но зомби людей к таким детям не подпускают, сами их воспитывают вместе с остальными своими.

И еще говорят, что некоторые зомби даже бухгалтерами устраиваются или на какие-то другие работы, где считать нужно. Говорят у них это здорово выходит, особенно у тех, кто раньше на таких работах работал.

Да, еще. Тут начали люди в магазине долларами расплачиваться. Пока хозяин каждую бумажку сам проверяет, но в оплату берет. Зарплату пока долларами никому не давал, куда-то складывает. Может за товар рассчитывается. А товара последнее время стало больше разного. Откуда-то издалека привозят.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Псевдолитература с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s